Только два дня

старуха

Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебе идти.
Пс. 31:8

– Андреевна, а я ведь сегодня в последний раз к вам пришла! – виновато улыбаясь, сказала Лида, глядя на лежащую в постели, только что переодетую в чистое бельё, старушку.

– Что ты сейчас сказала? Повтори, пожалуйста! Мне кажется, я что­-то неправильно поняла! – приподнявшись, взволнованно произнесла больная.

– Говорю, что пришла помочь вам в последний раз: уезжаем мы всей семьёй в другой город! – неохотно повторила новость Лида.

– Это как же? А я? Со мной-то что будет теперь? – жалобно заныла старушка и нервно потребовала:

– Сейчас же объясни всё как следует!

Лида и Василина Андреевна, которую все привыкли называть просто Андреевна, были членами небольшой поселковой общины христиан. В последнее время старушка, которой было уже далеко за восемьдесят, тяжело заболела. Она уже не могла самостоятельно передвигаться и нуждалась в постоянном уходе. Правда, у неё была неверующая дочь с внучкой, проживавшие в городе, расположенном недалеко от посёлка, но они не проявляли никакого желания заботиться о ней. Приезжали только раз в год, летом, и, собрав в саду урожай фруктов, увозили его с собой.

Небольшой деревянный домик, в котором жила Андреевна, был старым, давно требующим ремонта. После того, как старушка слегла, две небольшие комнатки пришли в запустение, но, главное, некому было ухаживать за больной. Когда Андреевна сообщила о своём тяжёлом положении дочери с внучкой, те ответили, чтобы она не рассчитывала на их помощь, потому что у них сейчас много своих проблем.

В небольшой общине верующих, к которой принадлежала Андреевна, было всего несколько человек: пожилые, которые тоже нуждались в помощи, и молодые, с утра до вечера занятые работой и семейными делами. Андреевна оказалась в очень нелёгком положении: целыми днями лежала в одиночестве, беспомощная, иногда голодная. Но потом одна молодая верующая, Лидочка, оставляя на несколько часов своих малых детей под присмотром старших, стала приходить к Андреевне, оказывая ей необходимую помощь. К счастью, муж Лиды тоже был верующим и не препятствовал ей совершать этот жертвенный труд.

Лида была очень умелой хозяйкой: всякое дело спорилось в её руках. К тому же, она была доброй, ласковой, и старушка всем сердцем привязалась к ней. И вдруг – такое неожиданное сообщение…

– Объясни, что случилось? Неужели ты оставишь меня одну без всякой помощи? – дрожащим голосом причитала Андреевна, не отрывая взгляда от Лидиного лица.

Лида ответила:

– К сожалению, я ничего не могу изменить. Мы уезжаем всей семьёй: мужу предложили очень хорошую работу в городе. Там недавно открылась большая мебельная фабрика по его специальности – высокие зарплаты, а семейных поселят в удобные общежития. И молитвенный дом – совсем рядом…

Старушка заплакала, и Лида, успокаивающе погладив её по руке, добавила:

– Поймите, Андреевна, ведь нам шестерых детей поднимать надо, а тут в посёлке много не заработаешь: мы едва концы с концами сводим…

– А со мной – что же? А я – как же? – возмущённо воскликнула старушка.

– Завтра к вам придёт наш приезжий служитель, брат Яков: да ведь он не раз уже навещал вас, – ободряющим голосом сообщила Лида, – узнав о вашем трудном положении, он хочет предложить вам что-­то очень хорошее!

Услышав эти слова, Андреевна немного успокоилась, хотя ей нелегко было расставаться с такой хорошей помощницей. Попрощавшись со слезами, они расстались.

На следующее утро к старушке действительно пришёл брат Яков. Положив на столик возле кровати пакет с апельсинами, поздоровался и, присев на скрипучий табурет, сказал:

– Слава Господу, дорогая сестра! Конечно, жаль, что Лида уезжает, но Бог усмотрел вам другую помощницу. Старушка с надеждой посмотрела на него. И он продолжил:

– К нам в общину недавно пришла новая молодая сестричка ­вдова с двумя маленькими детками. Так уже получилось, что они с детьми остались без жилья: думаю, она сама расскажет вам обо всех своих трудностях. Главное, что эта сестра не против поселиться у вас и ухаживать за вами, а также делать всю необходимую работу в доме. У вас ведь две комнаты?

Старушка молча кивнула, но лицо её нахмурилось.

– Так вот, мы с братьями думаем, что это сам Господь так чудно всё устроил, – улыбнувшись, сказал служитель, – с их пропиской, наверно, трудностей не будет: ведь дом – ваш собственный?

– Но если я пропишу их у себя, то после смерти дом может перейти к ним! – вдруг настороженно проговорила Андреевна. Служитель удивлённо спросил:

– А разве это плохо? Им ведь совсем жить негде!

Андреевна ответила:

– Нет, я хочу оставить дом своей внучке, которую очень люблю.

– Насколько мне известно, у них есть хорошая большая квартира в городе, – сказал брат Яков, – ваш старенький домик они вряд ли смогут продать. К тому же, родные не оказывают вам никакой помощи.

– И всё-таки я подарю свой дом внучке и никого прописывать к себе не буду! – упрямо заявила старушка. Брат Яков печально посмотрел на неё и ответил:

– Очень жаль! Тогда я просто не знаю, как вам помочь. Если вы отказываетесь принять к себе эту бездомную сестру, то она не сможет оставаться в нашем посёлке без прописки, и вынуждена будет уехать к каким-то дальним родственникам. А других помощников я вам найти не могу.

– Как это – не можете! – возмущённо воскликнула старушка и с упрёком добавила, – я ведь лежачая больная, и мне нужна постоянная помощь!

– Тогда вызывайте вашу внучку ­наследницу, и пусть она ухаживает за вами, – предложил служитель.

На это Андреевна не смогла ничего возразить. Она дала служителю адрес и номер телефона своих родных и попросила сообщить о том, что им нужно приехать для оформления документов о наследстве. Конечно же, по такому поводу дочка с внучкой приехали сразу же. Все необходимые документы были оформлены за два дня, после чего они немедленно уехали, несмотря на отчаянные просьбы Андреевны найти для неё сиделку.

После отъезда родных у старушки начались тяжёлые будни. Правда, верующие старались хоть иногда, по мере возможности, приносить ей еду и делать самую необходимую по дому работу. Но больная нуждалась в постоянной помощи и теперь очень жалела о том, что отказалась принять в дом вдову с детьми, которая была готова ухаживать за ней.

Прошло две недели после переоформления дома. Однажды утром, когда Андреевна с нетерпением поджидала верующую, которая обещала придти к ней, в дверь кто-то постучал.

– Валюша, входи, – отозвалась старушка, удивляясь стуку: верующие знали о том, что дверь дома открыта с утра и до вечера. Но на пороге её комнаты появилась не Валюша, а какие-то незнакомые мужчина с женщиной. Даже не поздоровавшись, они недовольно смотрели на Андреевну.

– Кто вы такие? Что вам нужно? – настороженно спросила старушка.

Но в ответ мужчина воскликнул:

– Нет, это мы хотим узнать: что делаете здесь вы!

От этих слов Андреевна совсем растерялась и пробормотала:

– Почему вы со мной так разговариваете? Я – в своём собственном доме, а вы – неизвестно кто. Немедленно уходите отсюда!

Взглянув на свою спутницу, мужчина с досадой сказал ей:

– Я ведь говорил, родная, что прежде чем выкладывать деньги за дом, нужно всё хорошо проверить.

– Но ведь хозяйка уверяла нас в том, что можно вселяться немедленно, – виновато ответила та.

– А-­а, ладно, – махнув рукой, устало произнёс мужчина, – видно не успели ещё старушку переселить. Главное, что дом – уже наш.

– Как это – дом ваш? – с трудом приподнимаясь с постели, вмешалась в разговор Андреевна.

– Очень просто, бабуля, – ответил мужчина, – разве вам не сообщили? Ваш дом продан, а купили его мы: вот документ.

И, обратившись к женщине, сказал:

– Только дай ей копию, но не оригинал, а то бабуля может создать нам проблемы.

Женщина молча протянула Андреевне лист бумаги, и та, одев дрожащими руками очки, некоторое время беззвучно шевелила губами, читая написанное, а затем со стоном бессильно откинулась на подушку.

– Дай ей скорее воды, – скомандовал своей спутнице мужчина, – не хватало ещё, чтобы она скончалась в нашем присутствии!

Женщина налила стакан воды из кувшина, стоящего на столе, и дала больной напиться. Приняв ещё и какую-то таблетку, старушка, наконец, перестала стонать.

– Вам лучше? – с опаской глядя на неё, спросил мужчина, но, не дождавшись ответа, опять задал вопрос:

– Не понимаю, почему вы так расстраиваетесь? Ведь вы сами подписали дарственную на ваш дом с правом его продажи.

– Да, я разрешила продать дом, но была уверена в том, что они сделают это после моей смерти, – с трудом проговорила Андреевна.

– Ну что за детский сад! – возмутился мужчина и, укоризненно глядя на больную, объяснил:

– Ведь вы не ребёнок! Нужно было указать всё это в документе. Кстати, кому вы подарили свой дом?

– Моей родной внучке, – тихо ответила Андреевна.

– Да уж, таково нынешнее молодое поколение! – с сочувствием взглянул на неё, сказал мужчина. И затем извиняющимся тоном добавил:

– Нам, конечно, очень жаль, что ваши родные обошлись с вами так бессердечно, но… поймите и нас, мы собираемся построить здесь дачный домик и намерены немедленно начать работу. Поэтому просим вас переселиться до завтрашнего утра…

После ухода посетителей старушка ещё долго безутешно плакала, задыхаясь от обиды на дочку с внучкой, устроивших ей такой «сюрприз». Молиться ей совсем не хотелось, потому что в сердце началось восстание и против Бога: почему Он допустил для неё такое несчастье. Вдруг в памяти Андреевны всплыли слова брата Якова: «Сестра вдова может поселиться у вас и ухаживать за вами: сам Господь так чудно устроил». Только сейчас она осознала: действительно, это было бы замечательно! Её сердце затрепетало от запоздалого сочувствия к неизвестной ей вдове, скитающейся с детьми по чужим домам. Почему, почему она не приняла её к себе…

И тут Андреевна поняла: да потому, что за свою жизнь так и не научилась в первую очередь заботиться о благе ближних, особенно о своих братьях и сёстрах во Христе. Зато отстаивать свои права на внимание к себе других: здесь ей равных не было. И многого успешно добивалась, только вот счастливой себя никогда не чувствовала. Вроде бы большими грехами не грешила, но ни разу не испытывала жертвенной отдачи себя и своего кому-­нибудь ради Господа. Да и близости настоящей с Ним у неё не было…

И вот сейчас, на пороге вечности, она осталась совершенно одна: без родных, друзей и без крыши над головой… Даже Валюша сегодня почему-то не пришла. Внезапно Андреевна почувствовала глубокое отвращение к себе самой: почти ничего доброго в жизни не сделала, кому она теперь нужна? Но что самое ужасное: примет ли её на небо Господь? Сердце Андреевны до боли пронзило сожаление о своей бесплодной христианской жизни. Но вот теперь, когда она уже у финиша, разве успеешь что-то исправить?

Сейчас ей хотелось вспомнить какой­нибудь ободряющий стих из Библии, чтобы ухватиться за Божьи обетования, но так и не удалось это сделать: ведь в последнее время она очень мало читала и размышляла о Божьем слове.

– Господи, прости! – в эти два вырвавшихся из сердца слова Андреевна вложила всю горечь своей глубоко раскаявшейся души. В памяти всплыл стих из Библии, который прочитал брат Яков во время своего последнего посещения: «Впрочем, сам спасётся, но так, как бы из огня». Он ещё добавил: «Как головня из огня». А затем объяснил, что Бог спасёт и тех верующих, дела которых не принесли пользы, но которые сохранили свою веру в Бога до конца. Конечно, награды Божьей они не получат…

«Это про меня написано, – расстроено подумала Андреевна, – значит, я все-таки не погибну, но как Господу в глаза смотреть буду?» Неожиданно она почувствовала в теле непривычную крепость. Поднявшись с постели, старушка без труда оделась. Затем собрала в большую сумку самое необходимые вещи и, оглядев свою комнату, вышла из дома и, не закрыв его на ключ, медленно пошла вперёд.

Дойдя до дома, где жила знакомая ей многодетная семья верующих, Андреевна остановилась и нерешительно постучала в дверь. Её открыла Вера, молодая мать семейства и, увидев перед собой Андреевну, от изумления невольно отступила назад.

– Только не выгоняйте меня, мне больше некуда идти! – умоляюще попросила старушка.

– Да что вы! Заходите, пожалуйста! – опомнившись, горячо попросила Вера, поспешно забирая сумку у гостьи. Выбежавшие в прихожую детки окружили старушку и, перебивая друг друга, весело выкрикивали:

– Здрассь­те!

– А вы – бабушка из нашей церкви!

– А вы к нам – насовсем?

Выпроводив младших детей в отдельную комнату и поручив старшей дочери присмотреть за ними, Вера заботливо провела Андреевну в гостиную и, усадив в удобное кресло, нетерпеливо спросила:

– Как же вам удалось подняться с постели и проделать такой путь с большой сумкой?

– Господь неожиданно укрепил меня, – печально улыбнувшись, ответила гостья, – мне и самой трудно понять, как я смогла встать и придти к вам!

Внимательно взглянув на её напряжённое лицо, Вера спросила:

– У вас что­-то случилось? Расскажите, пожалуйста!

Старушка согласно кивнула и коротко рассказала о том, как оказалась без жилья. Обо всех своих переживаниях она умолчала. Выслушав её необычный рассказ, Вера взволнованно сказала:

– Давайте завтра обратимся к юристу и попросим его помочь исправить ошибку: может быть, можно переоформить дарственный документ на дом?

Но Андреевна, отрицательно покачав головой, мягко ответила:

– Нет, милая сестра, никуда я обращаться не буду: этот дом у меня забрал Господь. Недавно я наотрез отказалась принять под свой кров бездомную вдову с детьми, и теперь мне самой нужно пройти через это испытание…

Вера замерла, с напряжённым вниманием слушая эту необычную исповедь. Она была знакома с Андреевной уже несколько лет, но сейчас ей казалось, что перед ней – совершенно другая женщина. А старушка продолжала:

– Поверь, милая, не потеря дома меня сейчас тревожит, а моя бесплодная жизнь. Правда, теперь я уверена, что не погибну, но очень стыдно за то, что за свою долгую христианскую жизнь я не принесла для Бога ни одной жертвы, а только принимала всё хорошее от других людей…

Она замолчала, а Вера тоже не решалась заговорить. И тогда Андреевна сказала:

– Очень прошу, не отказывайтесь принять меня к себе: я думаю, это совсем ненадолго!

– Конечно, можете оставаться у нас столько, сколько хотите, – участливо ответила Вера, – муж у меня верующий: уверена, что он не будет против!

– Спасибо вам! – сердечно произнесла старушка и попросила разрешения отдохнуть.

Она действительно прожила в этом доме совсем недолго: всего два дня.

Ещё никогда ей не было так хорошо. Свою любовь к Богу, заполнившую всё её сердце, она, в словах и делах, щедро изливала на приютившую её семью. Особенно привязались к доброй бабушке дети: они не хотели расставаться с ней ни на минутку. О, как жаждала теперь её душа жить для других, отдавая им себя и всё своё. Но Бог дал Андреевне для этого счастья всего коротких два дня, а затем навсегда забрал в Свой дом, из которого её уже никто не сможет выселить. И в этом чудесном, вечном доме, построенном самим Иисусом Христом, хватит места для всех, кто за свою короткую земную жизнь успели сокрушить перед Богом своё гордое упрямое сердце… 

Не возвратить нам всех ушедших дней;
Земная жизнь промчится во мгновенье,
И потому отдать её успей
Тому, Кто приобрёл для нас спасенье!

Не опоздай великое понять:
Без жертвы стать счастливым невозможно,
Спеши себя для Бога потерять,
Чтоб в Нём приобрести подобье Божье.

Люби людей, переживай о них,
Стремись достигнуть в Боге совершенство;
Неси охотно бремена других –
И ты познаешь высшее блаженство! 

Как драгоценен каждый день и час;
Вложи их в вечность на служенье Богу,
Богатством неба Он тебе воздаст,
Наполнив душу неземной любовью.

Светланы Тимохиной

МАТЕРИАЛЫ НАШЕГО АРХИВА

Наш архив содержит газеты за многие годы. Статьи, рассказы, поэмы, стихотворения - все это можно найти на страницах наших старых газет. Ниже вы можете найти ссылки на некоторые из статей с указанием, в каком из выпусков эта статья была опубликована.

Некоторые статьи из архива...

Адрес редакции

P.O.Box 866
West Sacramento, CA 95605

Телефон: (916) 457-2626
Факс: (916) 375-2626
Emaill: ourdays@sbcglobal.net
 

 

Поддержите наше служение

Вы можете поддержать наше служение, пожертвовав то, что положит вам Бог на сердце, выслав чек на адрес редакции (см. раздел Контакты) или сделав онлайновое пожертвование.